Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

...

Яндекс.Метрика

...

Рейтинг@Mail.ru

Министры внутренних дел Российской империи  1802-1917

1802-1807, 1819-1823 Кочубей Виктор Павлович

Пушкин написал после его смерти: Казалось, смерть такого ничтожного человека не должна была сделать никакого переворота в течении дел. Но такова бедность России в государственных людях, что и Кочубея некем заменить!

1807-1810 Куракин Алексей Борисович

Князь Куракин был «очень красивый мужчина, блестящие глаза и густые, черные, красиво отчерченные брови, придавали бы его наружности строгое выражение, если бы оно не смягчалось его приветливыми манерами и вежливым тоном речи».

1810-1819 Козодавлев Осип Петрович

Князь П.А.Вяземский писал из Петербурга: «Третьего дня схоронили мы Козодавлева. Многие жалеют о нем, а я жалею о том, что часто смеялся над ним, хотя совесть и не упрекает меня в несправедливости. Я узнал после, что он был добрый человек, а прежде видел в нём только придворного министра, который за все и за всех хватался, сперва, чтобы получить, а потом — удержать своё место. Он умер, как попросту говорят, христианской смертью: спокойно и в полной памяти; заботился только о семействе и поручал его сердцу государя, а любимых своих чиновников — князю Голицыну, который в самый день смерти долго говорил с ним, имея поручение от государя успокоить его заботливость об оставшихся ближних его».

1823-1828 Ланской Василий Сергеевич

По отзывам княгини Н. И. Голицыной, дом Ланского был из одним из приятнейших в столице: Добрейшей души старик-отец, превосходная мать, четверо сестер, соперничавших в уменье нравиться, обилие гостей, никакой принужденности, никакого этикета, утонченное воспитание, просвещенный ум, учтивость и гостеприимство прежних времен, сердечность, столь редкая в Петербурге, составляли очарование этого семейства. Нежность, царившая меж сестрами, была примерною, они, казалось, имели одну душу, и эта душа излучала то, что привлекало к ним друзей.

1828-1831 Закревский Арсений Андреевич

Как вспоминал Б. Н. Чичерин: С новым царствованием он преобразился согласно с новыми требованиями и в 1848 году явился в Москву настоящим типом николаевского генерала, олицетворением всей наглости грубой, невежественной и ничем не сдержанной власти. Он хотел, чтобы всё перед ним трепетало, и если дворянству он оказывал некоторое уважение, то с купцами он обращался совершенно как с лакеями. Закревский всюду видел злоумышленников; в особенности либералы были предметом зоркого наблюдения; шпионство было организовано в обширных размерах.

1832-1839 Блудов Дмитрий Николаевич

Граф Каподистрия называл Блудова "перлом русских дипломатов".

1839-1841 Строганов Александр Григорьевич

«Человек прямой и, несомненно, светлого, направления» (А.Дерибас)

1841-1852 Перовский Лев Алексеевич

Перовский, заметив Далю, что «охота-де ему писать что-нибудь кроме бумаг по службе», поставил ему дилемму: коли писать — так не служить; коли служить — так не писать.

1852-1855 Бибиков Дмитрий Гаврилович

Из воспоминаний Стогова Э.И.«Он был одного со мною роста, умеренно полный мужчина, с татарским лицом хорошего типа, был брюнет, плешив, что очень шло к нему, глаза матери удивительно хороши, большие, полные жизни и огня, левой руки не было по плечо - оторвало под Бородиным, но он никогда не чувствовал боли перед дурною погодой, как обыкновенно бывает. Голос имел весьма приятный, повинующийся в интонациях.

Бибиков рано поступил в гусары, постоянно был адъютантом, не был пьяницей, не был картежником, но всю жизнь был поклонник хорошеньких женщин. Наук он не знал никаких, говорил по навыку по-французски и по-немецки, замечательно недурно говорил по-русски, но писать не умел ни на одном языке; по-русски до того плохо знал грамоту, что не умел и строки написать без руководства.»

1855-1861 Ланской Сергей Степанович

по свидетельству одного из главных его сотрудников, Я.А. Соловьева, "от основных своих убеждений Ланской никогда не отступал. Первой заботой Ланского было окружить себя знающими людьми..."

1861-1868 Валуев Пётр Александрович

"Чувствуется, что почва зыблется, зданию угрожает падение, но обыватели как будто не замечают этого, — а хозяева смутно чуют недоброе, но скрывают внутреннюю тревогу."

 1868-1878 Тимашев Александр Егорович

"В начале 1859 года Иван Сергеевич Аксаков начал, кажется, впервые в России, издавать в Москве еженедельник "Парус". Это было совершенно безобидное и благонамеренное издание славянофильского направления. Но во вступительной статье первого номера этот еженедельник в шутку отдавался под покровительство всех повелителей водных стихий (ведь парус же!) от "древнего Нептуна до русского синего водяного".

Эти строки попались на глаза начальнику штаба корпуса жандармов Александру Егоровичу Тимашёву, которому они показались подозрительными. Своему начальнику, шефу жандармов князю Василию Андреевичу Долгорукову, Тимашёв стал разъяснять, что, мол, за словами "русский синий водяной" скрывается оскорбительный намёк на голубой жандармский мундир. Хотя, что там было оскорбительного, осталось совершенно непонятно, но Долгоруков принял это объяснение и в свою очередь сделал соответствующее представление императору Александру II.
Императору дело было представлено так, что "Парус" обвинялся уже чуть ли не в покушении на безопасность государства!
И.А. Аксакова вызвали в Петербург для объяснений, а третий номер "Паруса" так и не вышел. Аксакова допрашивал сам Тимашёв, который сказал литератору:"Вы, может быть, возненавидите меня хуже Дубельта".

Оскорблённый допросом, Аксаков ответил:"Да вы, Александр Егорович, во сто раз хуже Дубельта; его можно было купить, а вас не подкупишь!"

 1879-1880 Маков Лев Саввич

«Я всегда говорю правду и, не обинуясь, скажу ее и теперь. Я согласен только с одною непреложною и дорогою для каждого русского истиною: надобно любить родину. И только. Это не истина, это чувство, присущее нам как чувство любви к матери, к отцу, к детям. Учить этому взрослых нельзя…»

1880-1881 Лорис-Меликов Михаил Тариэлович

«Эпоха «диктатуры сердца», как прозвали министерство Лорис-Меликова, показала нашим либералам, что даже «конституционализм» одного министра, даже министра-премьера, при полном колебании правительства, при одобрении «первого шага к реформе» большинством в Совете министров не гарантирует ровно ничего, если нет серьезной общественной силы, способной заставить правительство сдаться (В. И. Ленин, Гонители земства и Аннибалы либерализма, Полное собрание сочинений, т. 5, с. 45-46).…»

1881-1882 Игнатьев Николай Павлович

Присоединение Приморья связано в истории с личностью генерал-губернатора Восточной Сибири графа Н. Н. Муравьева-Амурского. Но вот что сам он писал тогдашнему министру иностранных дел России князю А. М. Горчакову: «Все сомнения рассеяны, теперь мы законно обладаем и прекрасным Уссурийским краем, и южными портами, и приобрели право сухопутной торговли из Кяхты, и учреждения консульств в Урге и Кашгаре. Все это без пролития крови, одним уменьем, настойчивостью и самопожертвованием нашего посланника, а дружба с Китаем не только не нарушена, но скреплена более прежнего. Игнатьев превзошел все наши ожидания...».

1882-1889 Толстой Дмитрий Андреевич

"Это человек обширной учености, ума серьезного и глубокого, характера твердого, не поддающегося никакому влиянию, не принадлежащий ни к какой партии, идущий прямо к своей цели." В. Лафорет

 1889-1895 Дурново Иван Николаевич

...злой гений русской молодежи.  А. Ф. Кони, Воспоминания о деле Веры Засулич

 1895-1899 Горемыкин Иван Логгинович

«Кабинет Горемыкина — сходбище ничтожных людей, которые ожидают событий, но не в состоянии ни их предвидеть, ни их направлять.»  А.П.Извольский, министр иностранных дел

1900-1902 Сипягин Дмитрий Сергеевич

С.Е.Крыжановский в своих воспоминаниях отмечал: «Это был прямой потомок той московской знати, полурусской, полутатарской, крепок и телом и духом, и твердой вере и в преданности царю. Это был последний боярин старой Московской Руси».

1902-1904 фон Плеве Вячеслав Константинович

«Это был в полном смысле слова государственный человек. Он, несомненно, представил бы собой крупное явление в любую эпоху нашей истории, а среди современных нам развинченных, надорванных характеров он возвышался истинным гигантом своею ясною мыслью, глубоким умом, железною волей и золотым сердцем».«Московские Ведомости»

1904-1905 Святополк-Мирский Петр Дмитриевич

Д. Н. Шипов, лидер земского движения «...князь П. Д. был человек всегда прямой и безусловно честный деятель; он обладал добрым сердцем и чуткой душой и всегда подходил к людям с доверием и любовью».

1905 Булыгин Александр Григорьевич

Любимов Дмитрий Николаевич: «...типичный помещик дворянской складки былых времён, тот же гончаровский Обломов, но в новой обстановке, лишённый крепостных людей, преуспевший на службе, где слепая судьба вознесла его на самую высь».

 1905-1906 Дурново Петр Николаевич

...между тем бразильский дипломат не преминул сообщить императору Александру ІІІ: «…что ж это у вас за нравы в стране — шеф полиции читает чужие письма, избивает свою любовницу, обшаривает квартиры иностранных дипломатов…»

1906-1911 Столыпин Петр Арадьевич

«В политике нет мести, но есть последствия».

 1911-1912 Макаров Александр Александрович

 Из допроса: "Я был товарищем министра".

  1912-1915 Маклаков Николай Алексеевич

Государь настоял на своем, заявив Коковцову, что после неоднократных встреч с Маклаковым пришел к выводу, что он «человек очень твердых убеждений, но чрезвычайно мягкий по форме».

  1915 Щербатов Николай Борисович

Из допроса: "Щербатов. — Как это до государя дошло, мне неизвестно. Быть министром мне чрезвычайно не хотелось по целому ряду соображений. ... Назначение мало меня порадовало. По телефону дня за 3–4 ко мне позвонил председатель совета министров и спросил, когда я могу к нему заехать?"

  1915-1916 Хвостов Алексей Николаевич

«Я есть человек без задерживающих центров. Мне ведь решительно все равно, ехать ли в публичный дом или с буфера под поезд сбросить», — откровенничал министр.

  1916 Штюрмер Борис Владимирович

«Этот православный немец давно известен: неглупый, но бессердечный человек, известный ретроград, крайний правый, человек с умом, административной опытностью и с известным тактом. Спрашивается только, какое впечатление произведет и в России, и в армии назначение "премьером" немца как раз в это время. Доказывай потом, что он православный и по-русски говорит лучше, чем по-немецки".

1916 Хвостов Александр Алексеевич

Есть легенда, что Владимир Ильич Ленин при формировании первого советского правительства предложил Александру Алексеевичу такой же пост, но Хвостов отказался, мотивируя тем, что он монархист и своих убеждений не меняет.

1916 Протопопов Александр Дмитриевич

Протопопов был типичный русский человек старого закала, один из тех людей, кто не войдет в комнату, не осенив себя крестным знамением, не сядет за обеденный стол, не прочитав молитвы, не пройдет мимо церкви, не сняв шапки, не заснёт, если в спальне не будет гореть лампада…