Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

ПАМЯТКА
сотруднику милиции


БЕССМЕРТНЫЙ ПОЛК


На переломе эпох

1917


Литературная страничка


Новые странички Урядника

***

Положение о советской милиции

Постановление

от 17.08.1962 г.

***

Библиотека журнала "Советская милиция"

***

Литстраничка

Анатолий Безуглов. Следователь по особо важным делам. 

Читать далее.

Анатолий Безуглов.

Трудный поединок.

 Читать далее.

...

Яндекс.Метрика

...

Рейтинг@Mail.ru

БЛИЗ НАРВЫ

 

Русские и советские воинские захоронения  на левом берегу р. Наровы регулярно посещаются как православным духовенством, так и представителями эстонских властей, российскими дипломатами, а также энтузиастами местных и российских военно-исторических клубов.

                                                                   (Из Википедии)

 

Гимн имперский, как когда-то

Тихо пели на заре…

Белой Гвардии солдаты

Здесь в эстонской спят земле

 

Возле деревеньки бывшей

Под названием Вепскюль*.

Все они почили в вышних,

Кто от тифа, кто – от пуль.

 

Рядом – крест ещё петровский

(Пётр отсюда Нарву брал),

Возведён крест на неброский

Земляной холм-пьедестал.

 

А чуть дальше – танк советский.

Там – федюнинский плацдарм,

Где наймитов бил немецких

Легендарный командарм**.

 

1990-е

 

* Вепскюль (рус. Вепсская деревня) – старинное селение в 2 км к северо-западу от Нарвы. Сожжено в годы войны. 

** Легендарный командарм – имеется в виду генерал армии И.И. Федюнинский (1900-1977) – герой Советского Союза, замком Ленинградского фронта, участвовал в обороне Ленинграда, в качестве командующего 2-й ударной армии руководил Нарвской наступательной операцией, в ходе которой его войска вошли в Нарву 26.07.1944 г.

 

 

СИНИМЯЭ

 

Сине небо, сине море –

В Синимяэ. Синь и лес.

Здесь у Синего нагорья*

Европейских Войск-СС

Постаменты вы найдете…

Пирамиды красных звёзд,

Если вдоль шоссе пойдёте,

Тоже встанут в полный рост…

Раньше дикие лишь звери

Обитали. Люди – нет.

Ведь по древнему поверью

Здесь проход был на тот свет…

 

…До сих пор тут рвы глубóки –

Das ist Stellung “Tannenberg”*.

Шли бои тогда жестоки,

Даже этот свет померк.

Здесь датчане и эстонцы,

Немцы, финны и французы,

И фламандцы, и валлонцы –

(Вариант Евросоюза) –

Отражали наступленье

Красной Армии полгода*….

 

Крест с названием «Примиренье»

Возвели сейчас народам,

Кровь свою кто проливал,

И кто верен был Отчизне,

Своей нации и роду,

Кто отдал младые жизни

За ту правду и свободу,

Как её он понимал…

 

2011

 

* Синимяэ – название этой местности на северо-востоке Эстонии, переводится с эстонского как «Синие холмы» или «Синее нагорье».

* (нем.) – Это – линия «Танненберг».

* Весной-осенью 1944 г. в районе Синимяэ разыгралось практически не описанное отечественными историками сражение, в ходе которого с обеих сторон погибло более 260 тыс. чел. В западной историографии оно известно как «Битва европейских СС», поскольку на стороне нацистов воевали представители практически всех народов Европы.

В апреле 1944 г. А. Гитлер посетил Нарву и оборонительные линии «Пантера» (вдоль р. Наровы) и «Танненберг» (на холмах Синимяэ), призвав «нацистский интернационал» «защищать до последнего солдата европейские ценности от большевистских варваров». После чего, по свидетельствам краеведов, «канцлер объединённой Европы» отобедал в усть-нарвском пансионате «Ирэн», который в годы войны был превращен немцами в госпиталь.

В конце ХХ в. на холмах Синимяэ был сооружен мемориальный комплекс, где ежегодно проходят поминальные мероприятия, в которых участвуют ветераны, воевавшие на стороне Третьего Рейха, и их потомки. Неподалёку, на местном кладбище, у братских могил красноармейцев аналогичные мероприятия проводят советские ветераны и их потомки.

 

 ЛИНИЯ МАННЕРГЕЙМА

 

Ещё увидишь башню дота,

А кое-где и надолбы.

И если б не леса, болота,

Музей открыть тут надо бы!

 

На этой линии когда-то

Шли жесточайшие бои.

Двух армий смелые солдаты

Сложили головы свои –

 

Сыны Карелии, Суоми,

России славные сыны

(Пусть и расхожа идиома!)

Во время Зимней здесь войны…

 

России храбро бились воины,

Должны по правде мы сказать,

И были победить достойны!

А финны же – не проиграть!

 

2000-е

 

Из Юрьё Юльхя*

(Yrjö Jylhä)

ВСТРЕЧА В ЛЕСУ

 

Оружейное дуло и пара глаз

На пути тебя стерегут.

Выбор прост: Или выстрелишь тысейчас,

Иль промедлишь – тебя убьют.

 

В вечность длиною мгновение ока,

Пока не раздастся: ба-бах!

Придёшь из дозора живым в окопы

Иль сгинешь навеки в снегах?

 

Чтó, не мог он, как раньше,в шатры твои,

Добрым гостем прийти просто так?

А сейчас ты  о б я з а н  его убить,

Потому что теперь он  твой в р а г…

 

Ты не знаешь, кто он и откуда, и чей,

Кто в прицеле сейчас твоём.

А ведь он тоже просто один из  л ю д е й.

Разве мало нам места вдвоём?!

 

В морозном лесу Запад встретил Восток…

Разве так встречаются  л ю д и?!

Из них лишь один будет помнить итог.

Другого же – просто не будет…

 

[2016]

перевод с финского

 

                           

КОЛОДЕЦ

 

Дня зимнего умчалась половина.

Затишье. Слышно пушки лишь палят.

Осколки, видно, землю как рыхлят.

Блиндаж прикрыт наш земляной махиной…

Вновь плачет раненый на все лады:

– Братишки, принесите мне воды!

 

Блиндаж трясёт от дальней канонады,

Под пулями ползти к колодцу надо.

Что днём, что ночью – тяжек этот путь.

И стынет кровь, и тяжело вздохнуть

От ветра ледяного и морозца,

И не один погиб уж у колодца…

Но жажда – страха смерти всё ж сильней!

Хоть снег тогда растапливай и пей,

Впитал в себя что порох, грязь и дым,

И нашу кровь… Морфин необходим

Для раненых – облéгчить боль под вечер,

Но кроме снега их лечить нам нечем!

И раненый опять на все лады:

– Братишки, хоть глоточек мне воды…

 

…Когда вода уходит прочь из тела,

Лишь боль его терзает то и дело.

Не можешь думать ты и говорить

Про что иное – только: «Дайте пить!»

Рука хватает мысленный кувшин,

И сердце рвётся вдаль хоть до вершин

Далёких гор бежать в мороз, метель,

Срывая дверь со всех её петель!

 

…А пушки всё палят, палят в ответ,

И водолея посланного нет…

Рыдает раненый на все лады:

– Братишечки, хоть капельку воды…

 

Сгустились сумерки. Призыв услышан.

Хоть у колодца водолей застыл,

В замёрзший сруб он кровь свою пролил

И лёд вмиг растопил опять под крышу!

И в венах раненых источник бьёт воды,

Что из вечерней вытекла звезды!

…Чуть слышен стон опять, как знак беды:

– Братишечки, воды, воды, воды…

 

[2016]

перевод с финского

 

 

ПЕСНЬ О КУУЯРВИ**

 

Олóнецкой шли мы дорогою,

И сражались не в шутку – всерьёз!

Ветры знойные волосы трогали,

Пыли пуд в сапогах каждый нёс.

Опаляло не только нас солнце,

Но и пушки угарным огнём…

Но с упорством, присущим чухонцам,

Шли вперёд мы и ночью, и днём.

 

 

Каждый воин давно уж измотан,

А мечтает – лишь только поспать…

И мундиры залиты все пóтом…

Пить! Родник бы скорей увидать!

Чаща леса нас мáнит прохладой –

Там ручьи и разлапистый мох.

Сбросить ношу солдату бы надо,

Чтоб спокойно вздремнуть себе мог…

 

Но внезапно чтó там увидали?

(Мне не снилось такое во сне!)

Вдруг открылись холмистые дали,

Чудо-озеро спит в тишине…

А в долине сереет деревня

В пышной зелени прямо у вод.

Как из сказки шагнула к нам древней,

Как мечта, коей грезит народ…

Ах, какое бы было нам счастье

Жить у озера там в тишине!

Лунной ночью и ночью ненастной

Вдаль скользить по озёрной волне…

 

…В том походе нас три было брата.

И тогда мы себе поклялись,

Если будем ещё здесь когда-то,

То споём песнь в честь озера ввысь:

«Холмы Кууярви, луна Кууярви…

И ели засохшей скелет

На фоне небес силуэт…»

 

Эта песня нам путь сокращала,

И строка прибавлялась к строке.

Край Карельский она прославляла,

Надо песню и дальше нам петь!

Но – высокая плата за песни…

Ты спроси у карельских холмов,

Было ль время когда-то чудесней,

Рун поэтов, великих певцов…

Что ж, не дал песни быть бесконечной

Злобный рок,  ледяной властелин.

В перестрелке ушли братья в вечность

Средь лесистых холмов и долин…

Из троих лишь один я остался.

Навсегда не допет наш куплет…

И потом где бы я ни скитался,

До сих пор утешения нет…

 

«Холмы Кууярви, луна Кууярви…»

Песнь мою прерывает слеза,

Вновь туманом покрыты глаза…

 

[2016]

перевод с финского

 

* Юрьё Олави Юльхя (до 1906 г. – Линдеман) – финский поэт и литературный переводчик. Ветеран войн с СССР (1939-40, 1941-44). В Зимнюю войну лейтенант Юльхя в качестве командира роты оборонял  рубеж у реки Тайпала-йоки (Бурная). Любопытно, что в частях Красной Армии, штурмовавших этот рубеж, в качестве военкора находился собрат Юльхя по поэтическому перу – Александр Твардовский, который описал данные события в знаменитом стихотворении «Переправа»… Юльхя же после Зимней войны издал сборник стихов, наполненный антивоенным пафосом, под символическим названием «Чистилище», буквально сразу же ставший классикой финской поэзии. (Всего на счету поэта 11 сборников, пользовавшихся неизменным интересом у читателя).

** Кууярви (фин.) – Лунное озеро.