Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

...

Яндекс.Метрика

...

Рейтинг@Mail.ru

Форма милиции во времена Временного правительства

март-октябрь 1917 года

 

по мотивам сайтов feldgrau.info, magref.ru и vedomstva-uniforma.ru

Февральский переворот уничтожил монархическую государственность в России. Едва ли не первой его жертвой стала полиция Российской Империи, расформированная быстро и сразу уже ранней весной 1917 г. При этом своё существование прекратили не только органы политического сыска вроде легендарной «охранки», но и структуры поддержания правопорядка и борьбы с преступностью.

Для выполнения двух последних функций вместо полиции в составе МВД той же весной 1917 года была образована «милиция» («militia» (лат.) — вооружённый народ), призванная охранять общественный порядок и обеспечивать борьбу с преступным элементом.

 

 

Однако у новой структуры не было ни полномочий, ни кадров, ни ресурсов, чтобы в условиях нарастающего социального хаоса выполнять поставленные перед ней задачи. Не желали новые милиционеры и применять прямое насилие в случае необходимости. Милиция Временного Правительства так и не стала по настоящему органом обеспечения общественного порядка — в том числе и карательными мерами — и прекратила своё существование вместе со старой властью 25 октября 1917 года.

Никакой специализированной формы для милиции Временное Правительство не вводило — за тем исключением, когда это было результатом инициативы снизу, например, ношение красных бантов или красных лент на головных уборах.

Юридическим закреплением процесса ликвидации стали постановления Временного правительства от 06.03.1917 г. о ликвидации корпуса жандармов, и от 10.03.17 г. об упразднении Департамента полиции. Была провозглашена замена полиции «народной милицией».

С победой Февральской революции в России был сломан старый полицейский аппарат. Восставшие повсеместно громили полицейские участки, выявляли и арестовывали городовых и других полицейских чиновников. Однако, с первых же дней остро встала проблема охрана общественного порядка и личной безопасности граждан. Поэтому повсеместно принимаются меры по созданию милиции.

Разгром полицейских архивов.

 

В конце марта 1917 года Советы многих городов принимали решения о роспуске рабочей милиции и приеме ее сотрудников на службу в милицию Временного правительства. Петроградская рабочая милиция была распущена после участия ее сотрудников в антиправительственном выступлении 3-4 июля 1917 года.

С апреля 1917 г. по инициативе большевиков сначала в Петрограде, а затем и в дру­гих регионах стали формировать отряды Красной гвардии, кото­рые большевики рассматривали как «ударную волну революци­онной армии пролетариата». Часто Красную гвардию использова­ли для охраны правопорядка.

Прием на службу в милицию бывших полицейских в большинстве городов, особенно центральной России, был практически невозможен. Связано это было с "антиполицейскими настроениями", овладевшими значительной частью населения, негативным отношением к ним местных властей, комиссаров Временного правительства и особенно Советов. Так, на заседании комитета общественных организаций Москвы было принято решение отправить полицейских рядовыми на фронт, а неспособных к службе в армии выслать в административном порядке из города или же содержать в тюрьмах под арестом. Это предложение поддержал комиссар Временного правительства С.Н. Прокопович, считая его "крайней, но необходимой мерой". На 1 Всероссийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов была принята специальная резолюция "О жандармах и полицейских". Согласно ей полицейские и жандармы должны были быть разжалованы и отправлены на фронт "с ближайшими маршевыми ротами". Они не должны были занимать командные должности, а в их документах должно было быть обязательно указано место прежней службы. Специально подчеркивалось, что "никто из бывших полицейских не должен быть оставлен на службе в милиции".

Третирование сотрудников наружной полиции, жандармерии заставило их обратиться за поддержкой к правительству. В июне председатель Совета министров и министр внутренних дел Г.Е. Львов распорядился через бюро печати министерства юстиции опубликовать письмо бывших служащих полиции. В нем они жаловались на то, что их и их семьи подвергают бойкоту, не принимают на службу, и заявляли о том, что в дни февральской революции они не стреляли в восставший народ. Но это не изменило их положения. Более того, в конце июня, после провала наступления российской армии на германском фронте, в военных корреспонденциях многих газет сообщалось, что полицейские и жандармы, отправленные на фронт, являются "заразой армии", готовят контрреволюцию в войсках, вместе с большевиками подстрекают солдат к неповиновению командирам. Предлагалось выделить полицейских в отдельные воинские формирования и "отметить их специальными черными нашивками на мундирах, которые они будут носить, пока не смоют собственной кровью".

Правовой основой организации и деятельности милиции определялась в постановлениях Временного Правительства «Об утверждении милиции» и «Временном положении о милиции», изданные 17 апреля 1917 года. В своем постановлении Временное постановление старалось не допустить существования одновременно и народной милиции и вооруженных формирований трудящихся, которые существовали в это смутное время. Возникшие во время Февральской революции Советы рабочих и крестьянских депутатов одновременно с народной милицией организовывали отряды рабочей милиции и другие вооруженные формирования трудящихся, которые охраняли фабрики и заводы, и наблюдали за охраной общественного порядка. В постановлении «Об утверждении милиции» Временное правительство указало, что назначение народной милиции происходит государственной администрацией. Таким образом, народная милиции, созданная сразу после Февральской революции, стала неотъемлемой частью государственного аппарата.


Уже с вечера 28 февраля в Петрограде принимаются меры по организации вооруженной охраны города. Патрули состояли из десяти солдат под начальством одного студента. В то же время власти предпринимали все возможные меры к созданию органов охраны порядка. Уже 4 марта для поддержания порядка в Петрограде была образована городская народная милиция.
Таким же образом происходит организация милиции и в Москве.      Начальником Московской милиции назначается присяжный поверенный А.М.Никитин. С его именем и знаниями можно связать все преимущества в организации Московской городской милиции по сравнению с милициями других городов. В приказе № 1 по Комиссариату Московского градоначальства от 8 марта об образовании Московской народной милиции он отмечает, что зачисленным в состав милиции выдаются установленные карточки и отличительные знаки.
С самого начала организации милиции остро стала проблема выделения милиционеров своими внешними признаками от других вооруженных людей. Милиционер, несущий наружную службу, должен быть виден гражданами, должен быть легко узнаваем. Поэтому в качестве наружного отличия милиционеров в Петрограде вводится белая нарукавная повязка с красными буквами «Г.М.» (городская милиция) и номером, соответствующим имеющемуся у каждого милиционера удостоверению и печатью милиции. Номер наносился в правом нижнем углу повязки и скреплялся печатью.

Повязка стала основным отличительным знаком Петроградской милиции.
В г.Кронштадте была введена повязка белого цвета с красными буквами «К.Г.М.» (Кронштадтская городская милиция) и номером на ней. Большинство милиционеров в Кронштадте состояло из учеников старших классов гимназии и реального училища.

 

Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов на совещании по вопросу организации городской милиции, состоявшемся 7 марта, принимает решение при организации рабочей милиции принять белую повязку с номером городской милиции и выдаваемые ею удостоверения. Наряду с этим, к белой повязке городской милиции прикреплять красную розетку рабочей милиции.
Своеобразная повязка была у милиционеров г. Ревеля. Цвет повязки серо-голубой. На расстоянии 5-6 сантиметров от центра, проходили две параллельные красные поперечные полосы. Между полос помещался герб Ревеля, нанесенный типографской краской и надпись «Милицiя» под ним.
В Петрограде в театрах отменялись должности полицмейстеров. Бывшие полицмейстеры театров полковник Крылов и полковник Волков получили наименование заведующих театрами. Для лиц, их заменяющих устанавливалось ношение повязки с буквами «З.М.Т.» (Заведующий Мариинским или Михайловским театрами) или «З.А.Т.» , если они находятся на дежурстве в Александринском театре.
Во временном положении о милиции, утвержденном постановлением Временного Правительства № 537 от 17.04.1917 г., устанавливается ношение чинами милиции установленной формы при исполнении служебных обязанностей. Кроме того, предписывалось вооружить милиционеров холодным оружием и револьверами.
В развитие этого постановления в Петрограде в июне 1917 года для нового штата милиционеров вводится особая форма: фуражка мореходного образца (яхт-клубский тип) с откидным задним околышем и красной розеткой вместо кокарды, суконная куртка темно-синего цвета и приталенного пальто темно-серого цвета. На левом рукаве устанавливалось ношение щита белого цвета с красными буквами «Г.М.», а на правом - шеврона красного цвета углом вверх для милиционеров, серебристого цвета – для чинов комиссариата и золотистого цвета – для чинов управления милиции.
Согласно должностям, установленным Временным положением о милиции, один шеврон красного цвета устанавливался для ношения старшими милиционерами, один серебристый шеврон – помощниками участковых комиссаров милиции, два серебристых шеврона – участковыми комиссарами милиции, один золотистый шеврон – помощниками начальника милиции Петрограда, два золотистых шеврона – начальником милиции Петрограда. Ширина шевронов, согласно фотографиям того периода, устанавливалась 90 – 100 мм, высота - в зависимости от должностного положения; ширина галуна – 13 – 15 мм.

5 июня 1917 года Временное управление по делам общественной полиции МВД было переименовано в Главное управление по делам милиции (Главмилиция) и штат его сотрудников был увеличен в два раза.

Проведенная чиновниками Главмилиции ревизия состояния милиции на местах в июле-августе 1917 года выявила плачевную картину. Милиция во многих городах была неукомплектована. Слабая дисциплина, незнание своих прав и обязанностей, неумение владеть оружием были характерны для большинства сотрудников милиции. Во многих крупных городах, в том числе Москве и Петрограде, средств, выделенных из местного бюджета на содержание милиции, постоянно не хватало и несколько раз возникала угроза забастовки милиционеров. В некоторых уездах милиции фактически не существовало. Чиновник МВД, обобщавший сведения о состоянии милиции в стране, констатировал: "Если в некоторых местах есть что-то напоминающее милицию.., то только потому, что там были оставлены для ее организации прежние полицейские".

В августе 1917 года выработанный проект формы был одобрен Городским головой и передан для окончательного утверждения в городскую управу.

Попытки Временного правительства и МВД укрепить милицию успеха не имели. Прежде всего потому, что власть находилась в состоянии перманентного кризиса, теряя управление страной. За март - октябрь 1917 года сменилось четыре состава правительства, в том числе четыре министра внутренних дел, причем с 2 по 25 сентября его функции выполнял министр почт и телеграфов. Министерство внутренних дел, его руководство явно не справились со своими задачами, прежде всего с организацией охраны общественного порядка и борьбы с преступностью, продолжавшей расти небывалыми доселе темпами.

В некоторых районах милиция практически перестала существовать. Проблема охраны общественного порядка и борьбы с преступностью стала одной их важнейших для Временного правительства. Решение ее во многом зависело от решения вопроса о кадрах милиции. Констатируя, что милиции в стране фактически нет, один из современников в октябре 1917 года приходил к совершенно справедливому выводу: "Милицию, которая была призвана заменить полицию, сгубило слишком легкомысленное отношение к ее формированию. И первой главной ошибкой было огульное, без исключения, признание бывших полицейских "неблагонадежным элементом".

Пытаясь спасти положение, 11 октября 1917 года военный министр Временного правительства издает приказ, задача которого была в том, чтобы "привлечь действующую армию к обеспечению порядка внутри страны". Командиры воинских частей по требованию комиссаров Временного правительства должны были направлять на службу в милицию лучших офицеров и солдат, "преимущественно георгиевских кавалеров", ибо "в данный момент особо ответственная служба должна находиться в руках лучших людей".

 

 

Основные формы участия военных в под­держании правопорядка свели к несению караульной и патруль­ной службы по городу и на железнодорожных станциях; форми­рованию подразделений для оказания помощи милиции в экст­ренных случаях; участию отдельных частей в совместных с мили­цией массовых мероприятиях, направленных против преступнос­ти.

Большевики, как ни старались, в 1917 г. так и не смогли не только создать, но и разработать идею работоспособной полицей­ской или милицейской системы. Красная гвардия (армейская структура) не в счет.

В октябре 1917 года газета «Петроградский листок» дает описание выработанного образца форменной одежды: «темно-синий однобортный мундир, брюки навыпуск черного цвета, шинель матросского образца с белыми пуговицами и фуражки образца фуражки революционного офицера с гербом г.Петрограда.»
Темно-синяя куртка трансформировалась в однобортный китель, а пальто - в шинель черного цвета. Таким образом видно, что за основу форменной одежды милиции Петрограда, была взята форма военных моряков. Белые пуговицы (наверняка с гербом губернии) и герб г. Петрограда – традиционные знаки различия Санкт-Петербургской полиции.
На общем собрании комиссаров милиции, состоявшимся 17 октября 1917 года, начальник милиции сообщил, что для обмундирования милиции уже реквизировано сукно на шинели. Затем планировалось изготовить мундиры, брюки, головные уборы знаки различия.

Наконец в приказе по Петроградской городской милиции № 62 от 22.10.1917 г. предписывалось производить отпуск обмундирования милиционерам по утвержденному Городским Головой образцу.
В связи с тем, что Петроградская городская милиция, организованная в период Временного правительства, осуществляла свою деятельность до 10 января 1918 года, можно с большой долей уверенности предположить, что установленная форменная одежда для чинов Петроградской городской милиции практически не использовалась, чего нельзя сказать о нарукавных шевронах.
Чины Петроградской городской милиции использовали шевроны для различия своего должностного положения.
В Москве эволюция развития милицейской формы происходила следующим образом. Приказом Комиссариата Московского градоначальства № 1 от 8.03.1917 года устанавливается выдача зачисленным в состав милиции установленных карточек и отличительных знаков. Карточки устанавливались красного цвета за подписью участкового комиссара и печатью, с соответствующим номером из книги состава утвержденных милиционеров. На отличительных знаках проставлялся тот же номер и печать комиссариата.
Отличительным знаком московского милиционера служила повязка красного цвета с гербом г. Москвы.
В качестве знаков различия для студенческой продовольственной милиции устанавливалась повязка из сурового полотна с буквами «С.П.М.».
В конце марта разрабатывается проект форменной одежды для милиции. Вот что писали по этому поводу «Известия Московского Совета рабочих депутатов»: «Решено одеть милиционеров в черное пальто с красным знаком (повязкой – прим. автора) городской милиции, затем один рукав черный, другой – красный. Фуражка обыкновенная с красной полоской. Это форма наружной милиции для охраны порядка и спокойствия... Кроме вышеуказанной милиции, имеется еще и продовольственная милиция, следящая за порядком в булочных. У продовольственной милиции в отличие от остальной имеется белая повязка с буквами «С.П.М.»,что означает социально-политическая милиция.
Данная форма одежды не получила распространения, однако милиция Москвы начала снабжаться форменной одеждой военного образца, состоящей из гимнастерки летней и шаровар защитного цвета, фуражки, плаща дождевого и полусапог.
В качестве отличительного знака вводится латунный жетон в форме перевернутого треугольного щита с закругленными сторонами. В центре выбивался номер удостоверения милиционера, под которым помещалась надпись «Милицiонеръ». В верхней части щита – изображение Святого Георгия, поражающего копьем змея, под ним по овалу надпись «Московской народной милицiи». Данный знак носился на левой стороне груди и на околыше фуражки.
Тогда же, в качестве отличительных знаков для командного состава милиции, устанавливаются особые повязки с обозначением должностного положения, носящего повязку. На сегодняшний день нет документальных источников, как выглядели эти повязки.
В фондах Центрального музея МВД находится повязка сотрудника московской милиции без герба Москвы, но с четырьмя продольными серебристыми полосами. В связи с тем, что согласно поздним приказам по милиции, такая повязка не вводилась в качестве знака различия, с большей долей вероятности можно предположить, что эта повязка относится к первоначально установленным особым повязкам командного состава. Согласно существовавшим тогда должностям и логике последующих приказов можно предположить, что относилась к знаку должностного положения участкового (районного) комиссара милиции. В московских газетах того периода упоминались повязки старших милиционеров с одной полоской. На основании вышесказанного первоначальная система знаков различия должностного положения выглядела следующим образом: начальник милиции – две золотые полоски, его помощники – одна золотая полоска, районные комиссары милиции – четыре серебристых полоски, их помощники – три серебристых полоски, десятники – две серебристые полоски, старшие милиционеры – одна серебристая полоска. Поверх знаков различия нашивался герб Москвы. Отсутствие герба на повязке, находящейся в фондах Центрального музея МВД, является, по всей видимости, исключением из правил.

К ношению отличительных знаков в Московской милиции относились строго. Так, в приказе по Московской городской народной милиции № 55 от 8.06.1917 г. отмечается, что многие милиционеры, выходя на пост в одежде, выданной им отделом обмундирования, снимают с нее отличительные знаки. Начальникам районных милиций вменялось в обязанность разъяснить милиционерам, что при исполнении служебных обязанностей они должны носить все отличительные знаки на гимнастерках и фуражках.
Совместным приказом по Комиссариату Московского Градоначальства и Московской городской народной милиции № 17/56 от 9.06.1917 г милиция переименовывалась в «Московскую городскую милицию». В связи с этим изменялась надпись на металлическом жетоне. В этом же приказе оговаривался круг лиц командного состава, которому было предоставлено право ношения особых отличительных повязок. Право ношения таких повязок было предоставлено только начальнику городской милиции, инспекторам всех отделений и их помощникам, инспектору по хозяйственной и материальной части и его помощнику, начальнику конного и пешего резерва и его помощникам, а также начальникам милиции участковых комиссариатам и их помощникам. Лица, не принадлежащие к перечисленным разрядам и самовольно носящие отличительные знаки их звания, являлись ответственными за ношение неприсвоенной им формы.
Приказом по Московской городской милиции № 106 от 6.08.1917 года на снабжение и обмундирование милиционеров вводились: летняя гимнастерка, зимняя гимнастерка, шаровары, сапоги, полусапоги (ботинки), обмотки, брезентовое пальто, фуражка, кобура, свисток, шнур, ремень лакированный, ремень простой.
В случае утраты или недостачи предметов снаряжения удерживалась двойная их стоимость . Приказом по Московской городской милиции № 120 от 25. 08. 1917 г. устанавливалась следующая временная форма повязок должностных лиц Московской городской милиции, присвоенных им при исполнении служебных обязанностей.
Десятники – красная повязка шириной 13,5 см; по краям две черные полосы в 4,5 мм. Шириной
Младший помощник участкового комиссара – красная повязка шириной около 18 см., с гербом г. Москвы. По краям две узкие черные полосы шириной 1,5 мм. Посредине 1 белая полоса шириной 7 мм.
Старший помощник участкового комиссара – та же повязка, что и у младшего помощника, только 2 белые полосы.      Участковый комиссар милиции – та же повязка, что и у младшего помощника, только три белые полосы.
Помощник инспектора, та же повязка, только посредине две черные полосы
Инспектор и заведующий дополнительной охраной – та же повязка, что и помощника инспектора, только три черных полосы посредине.
Помощник начальника милиции – та же повязка, только посредине одна широкая золотая полоса, 13-15 мм шириной.
Начальник милиции – та же повязка, посредине две широких золотых полосы.
Приказом по Московской городской милиции № 139 от 21.09.1917 года устанавливалась временная форма повязок должностных лиц Московской уголовно-розыскной милиции, присвоенных им при исполнении служебных обязанностей:
Надзиратель – красная повязка шириной 18 см. с гербом Москвы; по краям две зеленых полосы в 4,5 мм. шириной.
Чиновник для поручений – красная повязка, шириной около 18 см., с гербом г. Москвы. По краям 2 узких черных полосы шириной 1,5 мм. По середине 1 зеленая полоса шириной в 7 мм.
Помощник начальника милиции – та же повязка, что и у чиновника для поручений, только две зеленых полосы.

Начальник уголовно-розыскной милиции – та же повязка, что и у помощника, только три зеленых полосы.
Приказом по Московской городской милиции № 158 от 14.10. 1917 года вводилось распределение нагрудных знаков с личными номерами милиционеров по Комиссариатам Московской городской милиции.
В нем говорилось о том, что номера на фуражках милиционеров, составленные из отдельных цифр должны соответствовать номерам нагрудных знаков.