Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

...

Яндекс.Метрика

...

Рейтинг@Mail.ru

Обмундирование полиции в России в XVIII веке

Правовой основой строительства регулярных полицейских органов в масштабе страны стал законодательный акт "Об учреждении полиции в городах" от 23 апреля 1733 г. Это стало важной вехой в развитии полицейского аппарата в стране.

 Полицейские органы в периферийных городах получили название полицейских контор и находились в подчинении Главной полицмейстерской канцелярии и возглавлявшего ее Генерал-Полицмейстера.

 Полицмейстеры - руководители полиции на местах, как правило, носили мундир гарнизонного офицера.

 Офицерский мундир, который носили полицмейстеры того времени, уже существенно отличался от офицерского обмундирования Петровской эпохи. В подражание прусской моде широкое распространение получило ношение офицерами париков и буклей. 

 Верхняя одежда шилась заметно облегающей фигуру. К рубашкам добавлялись накрахмаленные белые манжеты с мелкими сборками. Застежка была перенесена назад, под косу, так, что галстук гладко облегал шею. Вместо чулок офицеры стали носить штиблеты с расположенными по бокам обтяжными пуговицами. Штиблеты носились с тупоносыми башмаками.  Офицеры, как и прежде, носили на груди металлический офицерский знак, по которому можно было определить чин его владельца. Изготовлялись знаки из тонкой листовой латуни, имели серповидную форму с выпуклым двойным ободком. Внутри знака помещалось изображение полкового или государственного герба. Прапорщики носили целиком посеребренные знаки, у подпоручиков на знаках были золоченые ободки.

 Поручики имели знаки, на которых при серебряном поле и ободке герб был золоченным, а у штабс-капитанов серебрилось только поле знака, герб и ободок были покрыты позолотой. У капитанов, наоборот, поле знака было золоченным, а ободок и герб серебряными. На майорских знаках поле и ободок были золоченными, а герб остался серебряным. На знаках у подполковников поле и герб покрывались позолотой, а серебряным оставался ободок. Полковникам положены были золоченные полностью знаки.

 Укрепляя провинциальную полицию, государство не забывало и о Санкт-Петербургской. Так, указом от 22 сентября 1732 г. в помощь Генерал-полицмейстеру был назначен Обер-полицмейстер; затем в полицмейстерскую канцелярию определены: «... 2 советника, квартирьер 1, капитан 1, прапорщик 1, архитектор с учеником, 2 секретаря, 4 канцеляриста, 29 копиистов; для караулов и прочего полицейского исправления велено посылать из Санкт-Петербургского гарнизона унтер-офицеров 6, капралов 16, рядовых 120 человек для патрулирования».

 По указу 25 мая 1733 г. жалованье советникам, штаб и обер-офицерам главной полицмейстерской канцелярии составляло:

 Полковнику - 400 руб.

  Подполковнику - 240 руб.

  Майору - 200 руб.

  Капитану -120 руб.

  Поручику - 80 руб.

  Прапорщику - 50 руб.

 Такие суммы жалования были не так уж и малы, если, например, учесть, что средняя стоимость пуда (16 кг.) пшеничной муки в те времена была около 20 копеек, стоимость одного фунта (400 гр.) коровьего масла около 10 копеек.

 Резюмируя все вышесказанное о российской полиции первой половины XVIII в., мы приходим к выводу, что, как и во времена Петра I, полицейские функции выполняли специальные команды, состоящие из солдат и офицеров, драгунских и пехотных гарнизонного полков.

  Форменное обмундирование драгун по покрою было аналогичным рассмотренному выше мундиру пехотного гарнизонного офицера, но были и отличия. Кафтан шился из сукна светло-синего цвета, камзол и штаны были лосиного (кремового) цвета. Подкладка и воротник были красного цвета. Обязательным для всех драгун было ношение перчаток с крагами. Офицеры носили суконные лосиного цвета камзолы, светлр-синие штаны и в отличие от пехотных офицеров не имели нагрудных знаков.

 Период царствования Императрицы Екатерины II (1762-1796 гг.) принято называть "золотым веком". В это время на Руси наступила определенная стабилизация в народном хозяйстве, международной политике, утихли дворцовые страсти. Все это, безусловно, положительно отразилось и на деятельности полицейского аппарата.

 Внося существенные изменения в деятельность полиции, государыня исходила из того, что легче преступление предупредить, чем розыскать и наказать виновных. Таким образом, понятие "профилактика преступности" появилось именно при Екатерине Великой.

 Впервые в истории правоохранительных органов правонарушения были разделены на два вида: уголовные и полицейские.

 В 1775 г. создается уездная полиция в виде Нижнего земского суда. Он представлял собой уездное полицейское управление, состоявшее из капитан- исправника, который избирался на три года дворянством уезда, и нескольких заседателей из числа дворян. При нижнем земском суде имелась канцелярия, состоявшая из 2-х столов - исполнительного и следственного.

 Екатерина II закрепила и активно воплотила в жизнь ранее изданный указ о разделении города Санкт- Петербурга на 5 частей: Адмиралтейскую, Василеостровскую, Санкт-Петербургскую, Литейную и Московскую. Императрица активизировала работу чиновничьего  аппарата, особенно в борьбе с волокитой и взяточеством.

 15 декабря 1763 г. утверждается первый штат столичной полиции. Полицейское управление Санкт-Петербурга включало в себя канцелярию, квартирную контору, техническую часть, наружную полицию, пожарную команду. Численность полицейского управления была удвоена и составила 318 человек.

 8 апреля 1782 г. был подписан и обнародован Устав Благочиния, или Полицейский - один из самых замечательных памятников не только русского законодательства, но и всей истории административного права XVIII в., положивший начало второму периоду в истории российской полиции.

 Этим документом практически неограниченная судебная власть, которой пользовалась полиция, была поставлена в тесные рамки закона и оставлена только за коллегиальными органами.

 В городах создавались управы благочиния. В столицах они возглавлялись обер-полицмейстерами, в губернских городах - полицмейстерами, а в остальных городах - городничими. Управа благочиния состояла из двух приставов, назначавшихся в столицах Сенатом, в остальных городах - губернским правлением двух ратманов, выбиравшихся из купцов городским собранием.

 Главные задачи полиции по Уставу благочиния состояли в том, чтобы "общий порядок сохранен был во всех видах", чтобы "ничто не принималось противное службе императорского величества" и чтобы во всем "благочиния и доброправие"  сохранялось. Для выполнения этих задач полиция была наделена весьма широкой компетенцией. Она следила за тем, чтобы городские жители исполняли законы, постановления местной власти и решения судов, занималась вопросами санитарии и благоустройства (мощение улиц), ведала торговлей. Полиция проводила предварительное следствие и судила за мелкие кражи и мошенничество (на сумму не более 20 руб.). В ведении полиции находились также пожарные команды.

 По Уставу благочиния губернские и другие крупные города делились на части (200-700 дворов). Во главе каждой части находился частный пристав, который имел свою канцелярию, именовавшуюся "частный", "съезжий" дом (иногда просто "часть").

 Части подразделялись на кварталы - 50-100 дворов. Полицейские части также занимались дознанием по уголовным преступлениям. Частный пристав был обязан в случае совершения преступления выяснить все обстоятельства, связанные с ним.

 Все руководящие должности в полиции того времени занимали лица дворянского происхождения, которым приписывалось на службе находиться в мундирах.

 Чины полиции, числящиеся по армии, носили общеармейский мундир, те же, кто не имел на это право, носили так называемые дворянские мундиры, о которых стоит рассказать подробнее.

 Первое известное нам общее законоположение о дворянских мундирах относится к 23 октября 1782 г. О нем упоминает именной указ Сената 9 апреля 1784 г,: "Позволив указом... 23 октября 1782 г. ... присвоить в каждом наместничестве особые цвета для платья в пользу находящихся там у дел дворянства и гражданства..." (имелись в виду чиновники гражданских учреждений). Указ этот не сохранился, и о том, какой фасон "платья" имелся в виду, какие именно цвета получило каждое наместничество, полагалась ли какая-нибудь отделка воротников, обшлагов и т.п., мы ничего не знаем. Но 24 октября 1782 г. Генерал- Прокурор сообщил всем Генерал- Губернаторам, что поскольку "с ведома ... государыни присвоены для каждой губернии одинаковые цвета для платья, то и дозволяется носить таких цветов платья не только при должностях находящимся, но и всему дворянству той губернии обоего пола, с тем, что могут они в таковом одинаковом платье иметь приезд и в столицах во все публичные места и ко двору ее величества". И на этот раз ни фасон платья, ни губернские цвета не назывались. Высказывалась надежда, что мера эта прослужит " к сбережению... достатка ... и к отвращению разорительной роскоши" в одежде дворянства и чиновничества.

 Хотя в основных своих частях упомянутые законы говорят как будто о первоначальном установлении форменного "платья" в губерниях, фактически в некоторых губерниях мундиры существовали и ранее.

 Единый мундир как бы уравнивал дворян-помещиков с государственных служащими. Для тех и других мундир был единственным внешним выражением не только управленческой функции, но и их сословно-чиновных прав.

 Главное содержание упомянутого закона от 9 апреля 1784 г. заключалось в том, что через полтора года после установления особых цветов для платья каждой губернии - опять-таки в целях "сокращения роскоши" - устанавливались лишь три цвета такого платья применительно " к трем полосам Империи": северным губерниям (включая Петербургскую) был дан светло-синий цвет, губерниям средней полосы (включая Московскую) - красный и южным- губерниям (включая Киевскую) - темно-вишневый.

 На этот раз определялся состав форменного платья: суконный кафтан с отложным воротником и длинными лацканами или без них, камзол (длинный жилет), штаны до колен, чулки, башмаки и черная треугольная (в горизонтальной проекции) шляпа. Текстом закона покрой платья не устанавливался, поскольку имелся в виду принятый в то время фасон. Предписанные законом три цвета определяли внешний вид кафтанов; их отделка (воротник, лацканы, обшлага, пуговицы и подкладка), а также камзол и штаны получали особые (в их комбинации) для каждой губернии цвета. Одним из атрибутов форменного обмундирования являлась шпага.

 Как этим первым обстоятельным актом о губернских мундирах, так и всеми последующими (до 1831 г.) не предусматривалось никаких различий ни по ведомствам, ни по чинам или должностям. О старшинстве гражданских чиновников на практике можно было  судить лишь по качеству материала и портновской работы, да и по орденским знакам на мундирах.

 В том же 1784 г. рисунки губернского форменного платья были опубликованы в особой книге-альбоме. На каждом листе давалось изображение фигуры в мундире, а внизу - губернского герба. Помимо справочного назначения изображения гербов имели целью обратить внимание на некоторую общность цветов герба и мундира каждой губернии (не столько цветов собственно кафтанов, сколько их отделки). Фасон мундиров для разных губерний несколько разнился главным образом за счет наличия или отсутствия длинных лацканов, а также количества и расположения пуговиц.

 Спустя месяц после издания указа "О новом разделении государства на губернии" и в связи с введением в местных учреждениях новых штатов законом от 15 февраля 1797 г. устанавливалась система "губернских статских мундиров" с единым покроем и цветом кафтанов: темно-зеленого сукна, однобортных, с отложным воротником, без лацканов. Для отличия губерний теперь служили лишь воротник и обшлага, которые должны были быть "тех цветов, какие заключаются в губернских гербах" . Таких цветов было пять: красный, белый, голубой, палевый и светло-зеленый. Штаны полагались одного цвета с камзолом. На желтых или белых пуговицах изображался губернский герб. Были утверждены "образцы таковых мундиров", разосланные затем "к введению в употребление как служащим в губернских штатах, так и имеющим свои поместья" .

 Исполнительные полицейские функции в городах были возложены на штатные команды и при необходимости - на гарнизонные войсковые подразделения.

 Штатные команды, в некоторых городках, имели в своем составе по положению 1763 г. при провинциальной канцелярии - 1 офицера и 56 нижних чинов, а при воеводской канцелярии - 1 офицера и 28 нижних чинов.

 Все они не имели особого обмундирования и должны были получать одежду по образцу пехотных и драгунских частей, о мундирах которых речь пойдет далее. В действительности же регламент соблюдался очень редко